Отделение торакальной хирургии Военно-медицинского клинического центра Южного региона (г. Одесса)

Синдром Бурхаве (спонтанный разрыв пищевода, нетравматический разрыв пищевода, барогенный разрыв пищевода, апоплексия пищевода, «банкетный пищевод») – спонтанный разрыв всех слоёв стенки пищевода, сопровождающийся резкой болью в груди и (или) в надчревной области, иррадиирующей в спину. Для синдрома характерны расстройство глотания, рвота, затруднённое дыхание, развитие шока (рис. 1).


Рис. 1

Спонтанный разрыв пищевода является редко встречающимся заболеванием, и составляет 2-3% от всех случаев повреждения пищевода. Чаще всего он происходит у мужчин старше 50 лет, злоупотребляли алкоголем 40% из числа больных. Предрасполагающим фактором спонтанного разрыва пищевода могут являться изменения в мышечном слое стенки пищевода (лекарственный эзофагит, пептическая язва пищевода на фоне гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, инфекционные язвы у больных СПИДом), а непосредственной причиной – внезапное повышение давления внутри пищевода при закрытом глоточно-пищеводном сфинктере в сочетании с отрицательным внутригрудным давлением, что встречается при следующих патологических состояниях: интенсивная рвота после обильного приёма пищи, жидкости и/или употребления алкоголя, а также при расстройствах пищевого поведения, таких как булимия; многократная рвота на фоне расстройства функционирования рвотного центра на дне IV желудочка головного мозга; повышение внутрижелудочного, а затем внутрипищеводного давления при поднятии больших тяжестей, натуживании при дефекации, интенсивном кашле, родах, приступе эпилепсии.

Спонтанные разрывы пищевода отличаются возникновением больших дефектов стенки пищевода (от 4-5 до 10-12 см) и чаще всего локализуются в левой стенке нижнегрудного отдела пищевода (в 90% случаев). В подавляющем большинстве наблюдений разрывы пищевода ориентированы продольно и локализуются в его наиболее слабом отделе – непосредственно над диафрагмой (на 3-6 см выше её). Попадание содержимого желудка в средостение и плевральные полости приводит к тяжёлой интоксикации и высокой летальности даже у категории больных, которым проводилось оперативное вмешательство (до 90%). Летальность во многом определяется временем, прошедшим с момента разрыва пищевода, что обусловлено развитием при поздней диагностике тяжёлых гнойных осложнений (флегмона глубоких клетчаточных пространств шеи, медиастинит, эмпиема плевры, сепсис, пищеводно-респираторные свищи, аррозивные кровотечения).

Классическая картина синдрома Бурхаве характеризуется триадой Маклера: рвота съеденной пищей, подкожная эмфизема в шейно-грудной области вследствие скопления воздуха в подкожной жировой клетчатке, сильная режущая боль в грудной клетке (реже в области живота), внезапно возникающая в момент приступа рвоты, которая может иррадиировать в левое надплечье и левую поясничную область и нарастает при глотании. В зависимости от клинико-анатомических особенностей выделяют 2 варианта спонтанного разрыва пищевода:

1. Торакальный (обусловлен перфорацией грудного отдела пищевода, клинически проявляется пневмотораксом, пневмомедиастинумом, а позднее – гнойным медиастинитом и эмпиемой плевры).

2. Абдоминальный (обусловлен разрывом брюшного отдела пищевода, имеет клиническую картину перитонита).

Основным методом лечения при синдроме Бурхаве является оперативное вмешательство, задачами которого являются вскрытие и дренирование зон повреждения, вмешательство на пищеводе (ушивание дефекта пищевода с герметизацией линии швов, резекция пищевода; рис. 2), обеспечение энтерального питания, выключение пищевода.

Рис. 2

Объём и вид хирургического лечения определяется с учётом характера изменений стенок пищевода и наличия патологии других отделов желудочно-кишечного тракта, тяжести состояния больного и других сопутствующих заболеваний. Лучшие результаты достигаются при условии ранней диагностики синдрома Бурхаве и проведения адекватного хирургического лечения в течение первых 12 часов после возникновения разрыва. При отсутствии лечения смертность близка к 100%.

Данные оперативные вмешательства выполняются преимущественно традиционными открытыми доступами – торакотомически (рис. 3) и лапаротомически (рис. 4). Но в некоторых случаях возможно применение миниинвазивных технологий – торакоскопии (рис. 5) и лапароскопии (рис. 6).

Рис. 3

Рис. 4

 

Рис. 5

Рис. 6

2018 © Отделение торакальной хирургии Военно-медицинского клинического центра Южного региона (г. Одесса)
Powered by Focus Style